Корпоративный кодекс этики

Биржа, бизнес, ой-ой-ой

Добрый день, друзья!

У нас сейчас – везде бизнес, корпорации, холдинги, улыбчивые менеджеры, одетые согласно дресс-коду.

Деловая акИнженеры и менеджерытивность, саморазвитие, тренинги, корпоративы и прочие движения, направленные, э-э-э…, к личному светлому будущему.

Это активное движение, к лучшей, так сказать, жизни не могло не породить стремления сформулировать литые формулы, которые бы послужили ориентиром на этом многотрудном пути.

Общее светлое будущее строить давно прекратили, и маяк тот больше не светит. То ли лампа сгорела, то ли электричество отключили. Общая правда (или то, что под ней понимали) как-то потихоньку улетучилась, и взамен ее появился легион личных правд и личных кодексов поведения.

Но большинство людей работают в тех же компаниях, холдингах и мелких офисах, а не единолично. Хозяева понимают, что должна быть какая-то объединяющая идея, которая бы послужила стимулом к труду.

Миссия и ценности

КнигаПотому во многих фирмах существуют кодексы этики, где в первых строках употребляется такое понятие как «миссия». Ну, что-нибудь вроде «мы работаем для процветания общества», «мы несем людям свет и тепло».

Прочитал и я недавно такого рода послание некоей крупной компании. Попытаемся выяснить, что стоит за некоторыми красивыми формулировками?

«Мы стремимся к достижению наилучших результатов при условии оптимального использования времени и человеческих ресурсов». И еще: «Все наши усилия должны соответствовать интересам общества».

При словах «оптимальное использование» вспоминается чугунно-штампованная фраза «оптимизация персонала». Оптимизируют чаще всего так, что непосредственных исполнителей становится меньше. А управленцев, толкачей и погонял может стать и больше. Горькую пилюлю для оптимизированных работяг (которые не носят пиджаки и галстуки, потому что работают у мартена, в шахте или у станка) могут подсластить.

Предложат выходное пособие в несколько окладов. «Мы о вас заботимся, поэтому вы должны быть нам благодарны». Ну, хорошо, что сейчас могут так поступать. В «лихие 90-е» никакими пособиями и не пахло, заплату задерживали или вообще не платили. Какой-то американский богач однажды сказал, что он готов дать отчет во всех своих заработанных миллионах. Кроме первого…

Теперь первые миллионы заработаны и у нас, поэтому можно позволить себе красивые жесты в отношении уволенных работников. Прогресс налицо!

Делясь недостающим

Правда, об «оптимизированных» работниках потом сразу же забывают. С глаз — долой, из сердца – вон. А я вспоминаю, как в нашем подъезде жила семья, глава которой был на пенсии по инвалидности. Он перенес два инсульта и в своей организации (в которой долго трудился) уже несколько лет не работал.

Пенсия у него, как и всех тогда, была очень небольшая. Но к нему периодически приезжали с бывшей работы и привозили продукты – муку, сахар, консервы и что удавалось раздобыть. Корыстного расчета (или, как сказали бы сейчас, «делового интереса») не было никакого.

Шансов восстановить здоровье после двух инсультов немного, и тот человек не смог бы принести никакой пользы своей бывшей конторе. Но приходили, проведывали и подкармливали. И никаких «миссий» или там «ценностей» не озвучивали. Просто по-тихому помогали и все…

Как это у Солженицына? «Давя каблуками белые буханки и захлебываясь молоком, мы совсем еще не будем счастливы… А делясь недостающим уже сегодня – можем!»

Примерно в то же время один наш товарищ серьезно заболел. Парню не было еще и тридцати, и была срочно необходима полостная операция. По традиции у нас пустили шапку по кругу. Наш директор всячески поддерживал подобные инициативы и всеми правдами и неправдами старался помочь в таких случаях.

Честно сказать, собранных тогда денег не хватило… Но, как нередко бывает в тяжелых обстоятельствах, помогает чья-то Невидимая Рука. Как-то так получается, что вдруг отдадут старый долг, кто-то даст взаймы (от кого никогда не ожидал получить) или еще что-то подобное. Все тогда сложилось наилучшим образом. Товарищ наш жив и поныне, здравствует, работает, имеет семью и даже может иногда позволить себе «рюмку чая».

Ты в ответе за тех, кого приручил

КнигаЧитаем кодекс далее. «Мы ответственны за тех, кто делает нашу компанию успешным – наших Сотрудников». «Сотрудников» написано с большой буквы. Ну да, бывает, что и заботятся… О тех, кто остался после «оптимизации».

В крупных компаниях страхуют своих работников. И оплачивают лечение, если он заболел. При условии, что он обратился в «правильную» больницу и сохранил все чеки и документы. Но страховых выплат надо еще добиться! Страховое дело – это бизнес, как и почти все у нас сейчас. Любой бизнес стремится к максимальной прибыли, а тут надо деньги отдавать.

Вы слышите? ОТДАВАТЬ! Понятно, что будут цепляться к каждой запятой, только бы затянуть или уменьшить выплаты.

Старые и новые стандарты

А мне вспоминается не такое уж и давнее прошлое. Бесплатная медицина у нас не только декларировалась, но и, говоря официальным языком, имела место быть. Когда недуг укладывал человека на больничную койку, ему не надо было покупать лекарства, нести в больницу постельное белье и добиваться внимания врачей денежными подношениями.

В больничных столовых было 4-х разовое питание (после обеда был так называемый полдник, когда давали кефир, сок или что-то подобное). Народ тогда не знал, что может быть по-другому.

Довелось и мне побывать в то время в лечебных учреждениях. Как-то раз нам показалось, что в котлетах, которые нам давали в столовой, маловато мяса. И мы (молодые и наглые) в своем якобы праведном гневе пошли «качать права» и требовать жалобную книгу. Нажаловались мы там письменно на полную катушку…  Воистину, великое благо, что мы не знаем своего будущего!

Буквально через несколько лет заболевшему стали писать длинный список лекарств («иди, купи, тогда полечим»), укладывать его на драный и желтый от мочи матрас, покрытый дырявым бельишком и требовать тетрадку, лампочку и кусок мыла «на нужды отделения». Никто не знал, что масло, мясо и сахар уйдут из больничного рациона, а питание станет двухразовым.

Как обойтись без ужина

Говорили у нас, что наедаться на ночь вредно, вот и договорились. И ужин «отдали врагу». И многие тогда открыли для себя (а кто-то и вспомнил), как можно обходиться без вечерней трапезы. Просто надо перед самым сном выпить пару стаканов горячего чая или еще чего-то, какого-нибудь пойла из ячменя, пусть даже и без сахара.

Желудок смутно чувствует, что его обманули, но пока разберется, что к чему, весь организм уже спит. Ну, что ж, спасибо за науку… Теперь нас голыми руками не возьмешь!

Заканчивая наше повествование, отметим, что все эти «кодексы» со своей заботой о сотрудниках не дотягивают до тех стандартах, которые у нас когда-то уже были. И как бы не старалась орда PR-менеджеров убедить нас в обратном, эти стаканы вечернего питья будут всплывать у нас в памяти.

С другой стороны, все не так плохо! Нам из головного офиса даже витамины весной присылают – поддержать наши ослабевшие организмы. Правда, не очень понятно, зачем травиться искусственными препаратами, когда рынки и магазины по маковку забиты фруктами. :unsure: Но за заботу спасибо! А кодекс мы еще почитаем…

С вами был Виктор Геронда. До встречи на блоге!


Обсуждение: 11 комментариев

  1. Мне повезло меньше с «доперестроечной» медициной. Пришлось и оплачивать, и расплачиваться. То, что сейчас мы видим в страшном кино и шоу о продаваемых детях и органах, о подмене лекарств и диагнозов и перепутанных детях — это было всегда. И люди всегда были всякие, как и сейчас. просто мы были молодыми и неопытными, казалось всё совсем не тем, что было на самом деле.

    Кодекс чести и моральный облик строителя коммунизма — это тоже были слова, которые мы знали наизусть, но не могли привести примера из жизни, а не из литературы. Все примеры были из хороших книг.

    А было всегда по Карамзину: «Ну, как там, в России?» «Воруют»…
    Воровали всё, от гвоздя до судьбы. Как и сейчас. Человек не меняется. Поэтому и сетовать нам на нынешнюю жизнь не приходится. Сняли розовые очки, вот и всё.

    1. Виктор Геронда:

      Привет, Тамара! Давненько тебя не было…

      Ну, идеальной медицины никогда не было, нет сейчас и вряд ли будет. Даже в так называемых развитых странах ошибаются с диагнозами (или находят несуществующие болезни), назначают лишние лекарства (чтобы денег с больного поиметь), и далеко не всем медицинские услуги по карману. Но я помню, как уже в перестроечное время (1988 г) моему отцу делали сложную операцию на сосудах в Москве. Пришлось полтора года ждать (была длинная очередь), но все сделали на отличном уровне и не взяли ни копейки денег. Сейчас, наверное, пришлось бы квартиру продавать или кредит брать — лет на десять… Я не идеализирую то время, но есть с чем сравнивать.

      Тамара, в России, насколько я понимаю, не только воруют. Занимаются и многими другими делами, и хорошими в том числе.

  2. Что же касается работодателей и корпоративной этики, так изменилась лишь форма подачи. И тогда были премии, и подарки, и талоны, и привилегии лишь для избранных. Сейчас то же самое, всё качественное — по чекам. Всем остальным — всё остальное. Просто стало грубо и зримо. И это гложет. Утрачивается человеческое, выпячивается животное.

    Но, может быть, так и лучше. Виднее, кто есть кто.

    1. Виктор Геронда:

      Да, социальнрое расслоение увеличилось.
      У нас с недавнего времени (после того, как нас купили) никто не знает, сколько получают коллеги и руководство. Рассылают по почте корешки запароленные и отдельным письмом — пароль. Чтобы народ не знал и не завидовал.

  3. Нет на вас нашей салтычихи, жены самого маленького директора. Надо же, чем меньше, тем заносчивее, тем больше мелочности и садизма.

    Она очень любит рассказывать всем о том, что она ела(конечно, деликатесы, которые другим недоступны), где она побывала(конечно, там, где другие не побывают, работая всю жизнь и складывая всю зарплату на это развлечение). Демонстративно изысканно изощрённо издевается над всеми и каждым, стараясь ужалить побольнее. Она любит считать деньги принародно, чтобы у каждого слюнки текли. Наблюдает при этом за реакцией. И видно, как удовлетворённо она констатирует, что цели достигла: уничтожить, раздавить.

    И муж, директор, не может этого не видеть. «Одобрям-с».

    Вот это что, нового времени явления? Нет, это было всегда. И не только во времена Салтычихи (помещицы Дарьи Салтыковой, жертвы истязаний которой часто оставались вообще без волос). Наша бы салтычиха блаженствовала, если б у неё было столько крепостных. Но ещё будет, ещё всё впереди. Ещё заточит реально и раздавит в действительности.

    Когда мы знали, сколько получает руководство? Сумму зарплаты ещё можно было как-то знать, но это же была небольшая часть получки. Всегда было «по заслугам». «Заслужил»-получи добавку. И сейчас угодные, «заслужившие»получают больше других и денег, и званий. У нас это те, кто ходит с доносами на сослуживцев к руководителю, а не те, кто добросовестно и профессионально выполняет свою работу.
    Уж у кого к чему «душа лежит».

    Виктор, я не склонна объяснять подобные явления изменившимся ужесточившимся временем. Психика человека-вот монстр, который всегда с нами, в любом времени и в любом веке. Надо её беречь прежде всего. От злобы и зависти, от мести и морального уродства. Я свято верю в то, что отличает нас от животных: моральный облик и влияние его на психику. Чувства, эмоции. Хам ли победил, Каин сверху или Авель, для каждого конкретного человека неважно. важно, кто есть он сам. не стоит себя разрушать в угоду неважно чему.

    Такая философия получилась, извини. Очень уж у тебя темы цепляющие.

    1. Виктор Геронда:

      Грустную ты картину нарисовала, Тамара.

      Я в разных местах работал, видел кое-что, но теперь понимаю, что на людей мне везло. И на руководителей тоже. Думаю, что и у вас на работе не все так безнадежно.

      Салтычих ведь не так много было. Может быть, она одна такая и была. А если чье-то поведение сильно задевает, то есть на это совет святых Отцов. Они советуют исследовать свои недостатки, а не чужие. В каждом из нас ведь полно всякого разного. И нехорошего тоже. И это может стать неприятным открытием. Спаситель в Евангелии прямым текстом говорил о соринке в чужом глазу и о бревне в своем. Когда знаешь о своих недостатках и борешься с ними — чужое вызывающее поведение уже не ранит так сильно.

  4. Дарья Салтыкова была одна, конечно. Но в истории множество подобных случаев, недоказанных просто потому, что никто не обращался за помощью, а крепостные салтычихи обратились. Или же никто не занимался другими жалобами, а этими занялись.

    О, если бы салтычихи исследовали хоть мимоходом свой внутренний мир, а не упивались своим садизмом, тогда бы я была полностью согласна со святыми Отцами: ищи бревно в своём глазу и воздастся. Однако обращаются в свой внутренний мир и совершенствуют его лишь люди совести.

    А безнаказанные салтычихи совершенствуют свои извращения.

    1. Виктор Геронда:

      Тамара, далась тебе эта Салтычиха… Нас долго учили концентрироваться на негативе и таки научили. Если все время смотреть, скажем, «новости» по телевизору, то останется только завыть.

      А ведь был еще, например, такой доктор Гааз, который непрестанно говорил: «Спешите делать добро!» И не только говорил, но и делал. В последний путь его провожали более 20 тысяч человек.

  5. Ты прав, Виктор, не стоит концентрироваться на зле. надо спешить делать добро. Это трудный путь, но благодарный и праведный. Созидающий.

    1. Виктор Геронда:

      Точно!

  6. orenkomp.ru:

    Все спорные вопросы необходимо решать с непосредственным руководителем или уполномоченным по корпоративной этике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2016 Компьютер и жизнь // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru