Неожиданные подарки судьбы

Осенний кленА вам случалось нежданно-негаданно получать подарки от судьбы? Ну, вот вы ничего такого не ожидали, катились по накатанной колее, а тут – бац! – сюрприз?

Всякие гуру и успешные люди, чего-то добившиеся, нас учат: добивайтесь всего сами, ставьте себе цели или одну главную цель, постоянно контролируйте и работайте, работайте, работайте над собой! Мы верим, добиваемся, пашем, бежим сломя голову к цели, которая как горизонт удаляется при приближении к ней.

И не видим ничего вокруг, отбрасываем все якобы второстепенное — звонок другу, которого давно не видели (потом, потом!), общение с детьми (пусть сами все делают), прогулку тихим осенним вечером (погуляем еще!) и много чего еще, что составляет нашу жизнь.

Мы настолько привыкли к плотному информационному потоку, текущему сквозь нас, что, когда он уменьшается или прекращается совсем, нам становится плохо. И в этом раздерганном бытии мы не замечаем подарков и сюрпризов судьбы, которые — как тихий невесомый снег на плечи — предоставляет нам судьба.

Мы их не видим и по традиции и многолетней привычке жалуемся на жизнь, которая нас якобы обидела.

Вот бы остановиться, выйти из информационного потока, посмотреть вокруг, подумать — и увидим, что щедро одарены!

Предоставили мне на работе отпуск — и это была подарком, который я уже и не надеялся получить. Работы у нас много, работников мало, начальство результаты требует и все такое. Обычно я летом стремился отдохнуть, а тут только в сентябре отпустили. Но сентябрь этот получился как продолжение августа — и как никогда ощущалась зрелая сладость не то позднего лета, не то поздней осени.

К этому времени созревает большинство земных плодов, и это изобилие радует и душу, и плоть. Мы привыкли видеть горы овощей и фруктов на рынках — и считаем это само собой разумеющимся. Но разве кисть винограда со светящимися против солнца виноградинами или сахарно-розовая мякоть спелого арбуза — не чудо? Щедра одаривает нас матушка-земля!

Решил я поехать в Славянск полечиться. Там соленые озера, лечебная грязь — и люди издавна едут сюда поправить здоровье. Это тот Славянск, где год назад была война, и редкий выпуск новостей обходился тогда без сообщений об обстановке в этом городе. Воистину, телевидение может сделать слона не только из мухи, но даже из комара!

Из информационных программ можно было сделать вывод, что город сильно разрушен артиллерией и представляет собой сплошную зону бедствия. Ничего подобного! Специально я ходил по центру и смотрел. Да, кое-где следы попаданий видны, но их очень немного. На окраинах, правда, не был, говорят, они пострадали сильнее.

Есть заброшенные жилые и производственные здания без окон, но это было и два года назад, когда я приезжал сюда в первый раз. Это не из-за войны. Мало ли заводов, доставшихся нам в наследство от распавшейся страны, остались не у дел? Десятки и сотни…

Но война все-таки чувствуется. Из четырех санаториев работает только один – и тот частично. Раньше тут было не протолкнуться от спинальников на инвалидных колясках и от ходящих своими ногами, но обремененных болячками людей. Во все лечебные кабинеты были длинные очереди. Теперь в корпусах свободно, людей почти нет. Санатории заняты военными, их много. Да вроде как и сезон закончился.

Озеро РапноеМножество страждущих раньше приезжали сюда летом, снимали жилье и получали лечение. Народ ходил на процедуры, загорал на солнышке, плескался в соленых озерах, гулял по санаторному парку, плавно переходящему в сосновый лесочек и был, наверное, счастлив. Многие получали здесь облегчение от своих хворей.

Теперь же на пляжах у озер было почти пусто. Утром было уже прохладно, но это не мешало любителям ранних купаний. Тихо и по-осеннему светило солнышко, от воды поднимался пар…

На процедуры привозили на каталках не ходячих пациентов. Медсёстры, отпускавшие процедуры, привычно и ловко перекладывали их на брезентовые ложа с лечебной грязью, укутывали и оставляли полежать. Затем мыли (попробуй еще отмой иловую грязь!) — и другие служители отвозили их в палаты.

Когда я лежал такой же укутанный, то подумалось: вот где царство любви! Женщины самого обычного, далеко не богатырского сложения, в резиновых сапогах и фартуках каждый день по многу раз смешивают холодную и горячую грязь (она должна быть не горячей и не холодной, а именно теплой), заботливо обмазывают ее страдальцев и таскают тех, кто сам не в состоянии лечь на лечебное ложе.

То есть делают дела любви без сюсюканья и сантиментов, без жара страсти в сердце и томных вздохов при луне.

Минут через десять после начала процедуры медсестра, делающая записи в санаторно-курортных книжках, придет и поинтересуется: все ли в порядке? Грязь — серьезная процедура и нагрузка на организм, и всякое бывает.

Может быть, кто-то из сестер и инвалидов-спинальников после окончания земного бытия прямиком пойдет в Царство Небесное? Первые — за то, что за символическую зарплату годами ковырялись хоть и в лечебной, но липкой и вонючей грязи, таскали и мыли парализованные тела — и делали это без показного благородства. Вторые – за то, что, не имея возможности не то что ходить, а даже вставать с инвалидной коляски, не озлобились на жизнь и не роптали на судьбу.

Кстати, персоналу санатория целое лето не платили зарплату. Зато штат управленцев увеличился…

СпинальникиЯ ходил по утрам позаниматься в спортивный зал, уставленный всевозможными тренажерами и другими хитрыми приспособлениями. И именно здесь понял, как благосклонна ко мне судьба. Примерно в это же время сюда приезжал на коляске мой земляк Славик (потом познакомились и разговорились), который занимался с инструктором лечебной физкультурой.

В конце занятия инструктор мягко и решительно поднимал болящего из коляски, и тот пытался шагать самостоятельно. Каждый шаг давался ему с великим трудом. Он пользовался подпорками, и почти вся нагрузка ложилась на руки, которые потом дрожали от напряжения. Если Славик преодолевал один круг (около 20 метров) — это было уже хорошо.

Однажды он собрался с духом и преодолел полтора. Надо было видеть, как радовались и Славик, и инструктор. Порадовался и я — тому, что земляк не сдается и со временем — дай Бог! — твердо встанет на ноги. А еще тому, что я могу ходить своими ногами — куда хочу и сколько хочу. Те, кто ходит самостоятельно — богачи! Миллионы людей хотели бы так, да не могут. Просто мы не замечаем этого богатства…

Если утром встал (самостоятельно) — и ноги ходят, глаза видят, уши слышат, сердце не жмет, печени не колет — да ты уже миллионер! А еще в холодильнике еда есть, дом не разбит снарядом, и утром идешь на работу — это ты еще щедро одарен. Есть близкие люди, друзья, есть кому поплакаться в жилетку в случае чего. Вот тебе еще один сундук с драгоценностями! Мы все живые люди и нуждаемся друг в друге.

Но наш ум изнасилован телевидением и другими СМИ, которые давно научились выдавать черное за белое, и забивают нам молотками мысль, что богатство — это непременно миллион в зеленой валюте. И только такое богатство высшего, дескать, сорта. Между тем, давно известно (и тысячи раз повторено на разные лады): хорошо не тогда, когда денег много, а когда их хватает.

Все в этом моем отдыхе сложилась наилучшим образом. Как-то так получилось, что все люди, с которыми довелось общаться, поворачивались ко мне своей лучшей стороной. Как будто команду кто дал — делай добро этому человеку! Как фильм показали с титрами в конце – «такой может быть жизнь на этой земле». Только спешить не надо и бежать сломя голову. Всмотрись — и увидишь.

Вот бы еще в суете и круговерти бесконечных дел не забыть и фильм, и титры — как напоминание о некоей иной реальности, ином мире, который окружает нас, и который мы в своем ослеплении земными попечениями и собственным эгоизмом едва видим.

Война когда-нибудь обязательно закончится. Все войны заканчиваются миром. Мужики пересядут с танков и БМП на трактора, грузовики и угольные комбайны, кто-то сядет за телефон и компьютер. А санатории Славянска — с лучшими в мире грязями — заработают в полную силу. Скорее бы уже.


Обсуждение: 11 комментариев

  1. Ирина:

    Вы правы, Виктор! Мы самое ценное в жизни откладываем на потом. Получается, что сегодня нет времени, завтра не будет сил, а послезавтра может не быть нас. Слова окажутся недосказанными, дела — незавершенными, а встречи — несостоявшимися. И что же делать?

    1. Виктор Геронда:

      Надо как в песне: «И жнец, и швец, и на дуде игрец». Как-то так )))

  2. Ирина:

    Это не ответ.

  3. Ирина:

    Или все — таки «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»?

    1. Виктор Геронда:

      По факту медсестры санатория так и поступают. Но концепция «возлюби ближнего, как самого себя» предполагает заботу и о ближнем, и о себе. Хорошо бы, заботясь о ком-то, заботиться и о себе. И, заботясь о себе, заботиться еще о ком-то. Чтобы заботиться о ком-то (помогать, например, материально), надо такую возможность иметь. Грубо говоря, надо сначала денег заработать. Потом еще подумать — как эту самую помощь оказать. Помощь можно оказать, разумеется, не только деньгами. Чтобы исполнить эту заповедь, надо быть разносторонним человеком, специалистом в разных жизненных областях. Поговорка «И швец, и жнец, и на дуде игрец» как раз о таком человеке и говорит. Народ верно подметил.

      1. Ирина:

        В Священном Писании о материальных ценностях ничего не сказано.

  4. Ирина:

    Как нельзя кстати попалось вот это стихотворение. Я думаю, всем оно понравится. Как раз в тему.
    А холодно не только от погоды —
    От снега или дождика сырого.
    Мы замерзаем, проживая годы,
    Не понимая важности простого:
    Не в деньгах радость, чине или власти,
    Им дела нет здоров ты иль простужен.
    Простое человеческое счастье —
    Когда есть те, кому ты нужен.
    Кто ждет тебя домой, глядя в окошко,
    И без притворства сердцем обнимает.
    Не страшно, если в доме хлеба крошка,
    Страшней, когда любви там не бывает.

  5. Я тоже стала замечать, что люди «оттаивают»и перестают мимо «пулей пролетать»,как было совсем недавно. Видимо, мудреем, прозреваем. А может быть, спокойней становлюсь я сама? Изменяется отношение к окружающему миру? Говорят,это помогает изменить мир.

    1. Виктор Геронда:

      Может быть, потому задумываемся, что жить стало труднее. Когда у нас все в шоколаде — мы ж танком по жизни едем. И мы тогда — «кум королю и сват министру». А когда жизнь нагнет — тогда начинаем задумываться.

  6. Да человек — то ещё животное. Вспомни персонаж Миронова в «Бриллиантовой руке»: «С дороги, щенок!» А ведь только что был «на краю», казалось, что нет выхода. И мальчик, который с сачком брёл по мелководью, представлялся святым.
    Да, инстинкты не изменить. Сила есть-дави, круши, подминай. Ослаб- подомнут тебя. Закон социума. И лишь немногим (20%?) доступно отстранённое восприятие жизни.
    А подарки судьбы на каждом шагу, но не берём, предпочитаем танки. Ну и платим за это.

  7. Владимир Вдовенко:

    Хорошие мысли, спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2016 Компьютер и жизнь // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru